bortnik

Categories:

Почему популярен жанр про АИ и попаданцев в прошлое (часть 4)

То есть, все то, что не влезает в популярные среди «масоового читателя» жанры, как побочное явление нашло выражение в жанре «попаданчества», и является не последним средством для удержания его на плаву. Так как в основном вся литература про «попаданцев» есть срез с общественного сознания широких масс, и на них ориентирован в первую очередь, это есть определенный маркер, что население не так-то просто запугать советской программой «Время» с рапортами об успешно пущенных заводах и ударной битве за урожай: наша либеральная публика до сих пор тоталитарный ужас видит в том, что в новостях нет чернухи и репортажей с Канн, а есть рассказы про производственные успехи. Впрочем попытки путинской пропаганды рассказать в новостях о производственных успехах отдельных бизнесменов выглядят действительно крайне фальшиво – пролетариям действительно нет никакого дела до того, что у некоего воронежского «фермера» набрали вес свиньи, он от этого фермера бесплатно даже копыта от этой свиньи не получит, а цена на свинину от его «успехов» не снижается, а растет. Исходя из этой фальши, население будет скорей искать производственный жанр в мусорных фанфиках про советское прошлое, чем будут читать, даже если он и появится, буржуазный производственный роман, где герои работатают, работают, работают, но все на хозяина. 

1. Почему социальная утопия постсоветских низов пошла именно в литературу? Литературная форма выражения социальных идей возникает не просто так. Если мы посмотрим, в какие периоды и в какой обстановке социальные идеи выражались в литературном жанре, то мы четко увидим одну, не очень приглядную картину. Литературная форма выражения есть признак господства идеологической реации в обществе, по каким бы причинам она ни возникала. 

Один из самых ярких примеров – Кумранские рукописи и литературный аналог вероучения в евнгелистике. Первые – достаточно сложные для того времени мистические тексты доступные только замкнутой немногочисленной общине, второе – очень вольный пересказ приблизительно того же в литературной форме, завоевавшие в короткий срок весь Pax Romana.

Томас Мор написал свою книгу как литературное произведение как бы о путешествии. Почему? Да потому что напиши он это в виде трактата, то до нас это произведение не дошло – в общесте того времени не было ни малейшего желания читать трактаты об идеальном мироустройстве, те, кому были такие мысли близки, либо не умели читать, либо не имели ни времени, ни денег на подобное, либо просто им не хватало общего развития для понимания достаточно сложного языка тогдашних трактатов, к тому же написанных по канонам преимущественно на латыни. 

Даниель Дефо во «Всеобщей истории пиратства» описывает пиратскую республику Либерталию – полностью вымышленная история включила в себя литературную утопию анархического уклона. В период якобитской реакции это была единственая форма, в которой вообще возможно было донести что-либо до массового читателя. 

Технократическая утопия Одоевского (кстати, вполне в духе французского просвещения и по социальному идеалу близкая Фурье) вышла в свет в 1835 году, в период николаевской реакции – напиши он в это же время натурфилософский трактат против крепостного права, пожалуй, даже происхождение от Рюриковичей не сильно помогло б от опалы.

Поражения революции и преследования его Июльской монархией в 1830-х двинуло Кабе писать «Путешевствие в Икарию» в литератрном жанре «записок путешествественника». Однако есть и другие примеры – тот же Прудон, будучи гораздо моложе Кабе, пытался свои воззрения выразить уже в четкой теоретической форме. И тот, и другой подстроились под стихийные настроения масс, но Кабе, основываясь на опыте поражений и реакции, не сильно заботился четкостью формулировок, Прудон же, находясь идейно в «восходящей» струе будущей революции, писал в форме памфлета-трактата. 

Марксисты, надо сказать, тоже пытались в литературной форме выражать свой социальный идеал – например, книги Богданова «Красная звезда» и «Инженер Мэнни», где социальный идеал общества помещен на Марс, и тоже это происходило в период реакции, когда массовое сознание стало маловосприимчивым к прямым теоретическим работам.

Одним словом, литературная форма есть уступка массовому сонанию и политической обстановке. 

В наше время массовое сознание до сих пор крайне деморализовано поражением социализма в СССР и странах европейской народной демократии. Идеи, высказанные в ясной теоретической форме, несмотря на то, что образование и общее развитие даже малоквалифицированного рабочего несравнимо с уровнем хотя бы 1830-х, отвергаются. 

Дело в том, что реставрация капитализма была осуществлена руками тех самых пролетариев, которые от этой реставрации в подавляющей массе и проиграли, а это стало возможным только потому, что не одно десятилетие массовое сознание накачивали принципиально буржуазными ценностями и идеями, в том числе и под маской коммунистических идей. Пролетарий в массе своей, не имея должной теоретической подготовки, не имея обществоведческих, экономических, политических знаний, находясь под влиянием буржуазной пропаганды, рассматривает советский опыт как негативный именно потому, что закончился 1991 годом (он не вдается в подробности, а правильные идеи не проигрывают), в лучшем случае как попытку с негодными средствами и не готов рассматривать еще одну такую попытку даже теоретически, тем более, что такое рассмотрение требует от него нед.жинных усилий по изучению марксистской теории, истории, экономики. Он, даже если и может симпатизировать прошлому, не видит практических механизмов достижения каких-либо побед, не видит партии. И все, что ему остается – только фантастически домысливать «упущенные возможности». 

Но вместе с этим пролетарий все же КАК-ТО, но мыслит, что-о там ворочается даже в самой пропитой черепушке, тем более что пролетарий очень неоднороден пока – реставрация вышвырнула из даже потенциально привилегированного слоя пролетариата целую массу интеллигенции – врачей, учителей, инженеров, ученых, квалифицированных техников, наплодила массу людей с дипломами и образованием, не имеющих в экономике никакого прямого применения, прозябающих в унизительном ранге мелких служащих. Этой разношерстной братии нужны идеи, они и сами в некоторой мере способны генерировать эти идеи на теоретически примитивном уровне, на уровне социального утопизма. 

promo bortnik may 29, 2013 23:00 78
Buy for 10 tokens
Этот пост будет висеть вверху - в комментарии к нему можете скидывать различные вопросы ко мне, предложения и пожелания. По мере возможности, желания и адекватности спрашивающего буду отвечать потихоньку.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded